Интервью в «Аргументах и Фактах»

Интервью опубликовано в «Аргументах и Фактах»

 

Антон Цветков: «Профессиональный подход в любом деле — залог успеха»

 

Мужчину воспитывает ответственность, убежден председатель президиума «ОФИЦЕРОВ РОССИИ» Антон Цветков.

 

Руководитель крупнейшей общественной организации откровенно рассказал АиФ.ru об источниках личных доходов, социальных задачах, а также об основных принципах своей работы.

 

Первые шаги

 

— Антон Владимирович, вы многого достигли, причем не только в общественно-политической сфере, но и в бизнесе. С вашей точки зрения, что лежит в основе этих успехов?

 

— Уверен, что в любом деле, если заниматься им профессионально, положительный результат обеспечен. Безусловно, для этого необходимо соответствующее образование и опыт, умение достигать намеченной цели, не бояться принимать решения и быть готовым нести за них ответственность. И, конечно, удача, надежные сподвижники и Божья помощь.

 

— Когда вы начали заниматься бизнесом?

 

— Это было двадцать лет назад. Я тогда учился на втором курсе Московской государственной юридической академии и начал пробовать параллельно заниматься бизнесом.

 

Моим первым офисом была небольшая комната на севере Москвы, на четвертом этаже без лифта. Принес из дома компьютер и купил подержанную мебель у знакомых. Там же находился мой первый и единственный на тот момент сотрудник, которого я взял на зарплату. Постепенно количество сотрудников и метраж офиса увеличивались. Это был очень важный жизненный опыт, когда ты понимаешь, что как бы то ни было, но в конце каждого месяца ты должен заплатить аренду и заработную плату. Серьезная ответственность и ты должен постоянно об этом помнить. Мое глубокое убеждение: наличие ответственности — один из лучших воспитательных факторов для мужчины.

 

— Каким бизнесом стали заниматься?

 

— Стартового капитала у меня не было. Пробовал разные бизнесы, не все получалось. Было сложно, но от этого становился только опытнее и крепче. Первые успехи пришли примерно через год — в строительстве, там начал зарабатывать первые приличные деньги, смог перевезти офис в центр и ещё больше расширить штат сотрудников. С самого начала делал ставку именно на профессионалов.

 

Имея уже машину с водителем, на лекции и семинары все равно продолжал ездить на метро, так как не было времени стоять в пробках. Была серьезная загрузка, и зачастую приходилось во время лекций и между семинарами уезжать в офис или на встречи.

 

— Тяжело было совмещать учебу и работу?

 

— Непросто. В академии были строгие требования к посещаемости и качеству знаний, за любой прогул семинара или слабый ответ — сразу отработка вечером на кафедре. А на это времени не было, поэтому всегда относился к учебе ответственно. Кстати, уверен, что это правильная и эффективная система обучения. И то, что сейчас от студентов вузов не требуют посещаемости, считаю большой ошибкой.

 

— На вечерний или заочный не думали перевестись?

 

— Нет, для меня образование на тот момент было важнее бизнеса. Убежден, что дневная форма обучения существенно отличается по качеству от вечерней или, тем более, заочной, дает не только знания, но и лучше развивает, учит нестандартно мыслить, глубже вникать в суть предмета. К тому же мне очень повезло с профессорско-преподавательским составом. Это были ведущие учёные и практики, и поменять их на других я бы не согласился.

 

Аналитика — прежде всего

 

— Как развивался бизнес?

 

— Деньги, заработанные на строительстве, вкладывал в покупку помещений, которые на тот момент стоили недорого, сдавал их в аренду. Тогда окупаемость составляла 3-4 года. Учитывая, что своих средств на покупку не всегда хватало, брал кредиты. Был уверен, что недвижимость в Москве сильно подорожает, и не ошибся: цены на помещения росли и бизнес процветал.

 

Всегда уделял особое внимание аналитике и прогнозам, поэтому в кризис 1998 года я не только не пострадал, но даже увеличил свою капитализацию.

 

Стройка тоже неплохо развивалась. Заказчиков очень устраивало, что мы всегда держали слово, соблюдали качество и сроки, были далеки от криминала и те к нам не совались. С господрядами не работали, хоть нам их и активно предлагали. Но, к сожалению, там были необходимы «откаты», и мы сразу отказывались. Считаю, что преступник не только чиновник, берущий взятку, но и бизнесмен, её дающий, мало чем от него отличается. Чистота бизнеса для нас всегда была важнее прибыли.

 

— И что, вот так, просто с нуля, сами, без чьей-либо помощи, развились?

 

— Организация становилась все крупнее. Параллельно я создал мощную консалтинговую фирму и агентство недвижимости. Но надо было расширять географию бизнеса, и мы вели переговоры с банками и инвестиционным группами. Банкам очень нравились наши показатели, но проценты были высокие, деньги «короткие» и брать кредиты было рискованно. Зато инвесторы готовы были идти с нами в совместный бизнес по линии недвижимости: им кроме показателей нравилась наша полная прозрачность и законность, что на тот момент было редкостью. И мы вместе с ними пошли в регионы, где здания тогда стоили довольно дешево. Покупали старые и изношенные объекты, ремонтировали, приводили их в порядок, заполняли арендаторами и продавали уже как арендный бизнес.

 

У нас было важное правило: мы никогда не покупали спорные активы и всегда очень тщательно проверяли юридическую чистоту сделки, историю объекта, встречались с собственниками и проверяли, нет ли к ним каких-либо претензий, со стороны как их партнеров, так и государства. Ещё я никогда не соглашался идти в проекты перепрофилирования заводов в офисные и складские комплексы, не хотел принимать участия в процессе превращения производственных мощностей страны в обыкновенные склады.

 

Заработанные деньги я продолжал вкладывать в недвижимость. Это дало мне сегодняшнюю стабильность и самодостаточность.

 

— С криминалом приходилось сталкиваться? И как обеспечивали безопасность бизнеса?

 

— Безусловно, периодически сталкивались с попытками «наездов», но у нас всегда была принципиальная позиция — никаких уступок и сделок с бандитами. Бизнесом в то время вообще было заниматься небезопасно, преступные группировки пытались всех подмять под себя. Наша организация на тот момент хотя и была не самой большой, но для криминала и рейдеров — уже привлекательной. Надо было обеспечивать ее безопасность. Естественно, мое воспитание не позволяло идти ни на сделки с криминалом, ни под чью-либо крышу. Поэтому, помимо взаимодействия с правоохранительными органами, мы вынуждены были в целях обеспечения безопасности нашего дела создать охранное агентство.

 

— Это был еще один бизнес?

 

— Нет. Сначала мы действительно рассматривали его и в качестве бизнеса. Однако несмотря на то что оно смогло должным образом обеспечить уровень нашей безопасности и многие просились под охрану нашего агентства, времени на его развитие уходило много. А финансовые показатели, хотя в нем работало около тысячи человек, были не очень интересными.

 

Плюс ко всему, мягко говоря, несовершенное законодательство, регулирующее частную охранную деятельность, которое, к сожалению, почти не изменилось до сих пор. Основной бизнес приносил достаточно доходов, и не было смысла отвлекаться, поэтому мы оставили у себя службу, которая продолжила заниматься нашей безопасностью. А охранный бизнес с имевшимися договорами отдали руководству нашего ЧОПа, и они продолжили развиваться самостоятельно.

 

— Говорят, раньше у вас была даже личная охрана. Где она сейчас?

 

— Как уже говорил, я всегда занимал жесткую и принципиальную позицию по отношению к оргпреступности, никогда не скрывал этого и открыто призывал предпринимателей не идти у них на поводу, не вступать ни в какие отношения. Активно помогал правоохранительным органам бороться с криминалом. Учитывая, что это вызывало недовольство, в том числе у некоторых этнических ОПГ, по настоянию ряда оперативных сотрудников я согласился на личную охрану, которую обеспечивало специальное подразделение МВД. Но впоследствии необходимость в этом отпала.

 

Качество и надежность

 

— Сегодня ваше имя больше ассоциируется с общественной деятельностью, решением задач в масштабах государства. Это и Общероссийская организация «ОФИЦЕРЫ РОССИИ», и Комиссия по безопасности Общественной палаты России. А как обстоят дела с бизнесом?

 

— Бизнесом я сейчас практически не занимаюсь. Несколько лет назад доли в бизнесе продал, вышел из всех коммерческих организаций, ни в одной больше не являюсь ни директором, ни учредителем. Имеющейся недвижимостью занимается управляющая компания, все договоры аренды — «белые» и законны. Денег хватает и на жизнь, и на развитие организации. Общественная деятельность требует много времени и самоотдачи.

 

— А как вы начали заниматься общественной деятельностью?

 

— С самого начала я активно реализовывал социальные проекты в силовой и правоохранительной сферах, постепенно они становились все крупнее и системнее. В 2002 году создал и возглавил журнал «Офицеры» — серьезное профессиональное издание в качественном исполнении, распространявшееся на бесплатной основе во всех силовых ведомствах и контрольно-надзорных органах тиражом в 65 тысяч экземпляров. Журнал стал общепризнанным ведущим изданием по межведомственной силовой тематике.

 

А в 2007 году вместе с рядом достойных офицеров принял участие в создании Общероссийской общественной организации «ОФИЦЕРЫ РОССИИ». Мы поставили перед собой цель объединить потенциал ветеранов, действующих офицеров и граждан для решения задач, стоящих перед государством и обществом на современном этапе. В созданной структуре мне доверено было возглавить президиум. На этом посту нахожусь уже почти 10 лет и отвечаю за стратегическое развитие организации. А руководителем Центрального исполкома организации является генерал-лейтенант полиции в отставке Михайлов Александр Георгиевич.

 

Воспитывался я в уважении к офицерскому корпусу, с ними, в большей части, и работал. Мне более комфортно их общество, чем бизнесменов. В целом я ко всем отношусь с уважением. Но процент интересных, честных и порядочных людей среди офицеров значительно выше.

 

— Неужели все сами спонсируете?

 

— Да нет, конечно. Это было бы стратегически неправильно: общественная организация не должна зависеть от финансовых возможностей одного или нескольких человек. У нас есть благотворительный совет, в который входят социально ответственные бизнесмены, разделяющие наши цели и задачи и оказывающие помощь в их реализации. Периодически получаем финансовую поддержку и по государственной линии, хотя в ближайшее время планируем от неё отказаться: важной роли в развитии организации она не имеет. Кстати, гранты уже года два не получаем, нет необходимости. А вообще, если все делать грамотно, то на общественную деятельность много денег не нужно, особенно если у организации есть заслуженный авторитет и доброе имя. Надо просто уметь системно и профессионально работать,

 

— У организации «ОФИЦЕРЫ РОССИИ» хороший современный офис, большой автопарк, сотрудники обеспечены мощной оргтехникой. На это точно нужны средства, и немалые…

 

— «ОФИЦЕРЫ РОССИИ» — одна из крупнейших и авторитетнейших общественных организаций в стране. Мы достигли этого в том числе благодаря тому, что ко всему относимся с позиции качества и надежности. Мы требуем от нашей команды максимальной эффективности и создаём для этого соответствующие условия.

 

«На общественной деятельности нельзя зарабатывать»

 

— А какова цель? Для чего все это? Вы ведь очень состоятельный человек и можете вообще не работать…

 

— Поверьте, это крайне интересно и увлекательно. Для меня деньги — лишь средство для достижения результата, а не самоцель. Да и если не все мы, то кто будет делать нашу страну и общество лучше и безопасней. И это не лозунг, а моя позиция.

 

— Не секрет, что некоторые общественные организации занимаются коммерческой деятельностью, тем самым зарабатывая необходимые для развития средства. Как вы к этому относитесь?

 

— Считаю, что на общественной деятельности нельзя зарабатывать. Это неправильно. К сожалению, есть и такие организации, которые во главу угла ставят именно коммерцию, зарабатывание денег для нужд организации и руководства, а благие цели лишь декларируются. При этом отсутствие результатов работы оправдывается недостатком финансирования. Я бы, кстати, вообще предложил рассмотреть запрет для общественных объединений заниматься бизнесом.

 

Но есть и те организации, для которых это единственный способ существования. Это сложный вопрос, и подходить к нему надо взвешенно и аккуратно. Помимо того, государство сейчас планирует отдать часть функций в социальном секторе некоммерческим организациям. Считаю такой подход правильным и разумным.

 

— Так может, правильно, когда в учредители и в руководство общественных организаций приходят самодостаточные и обеспеченные люди, как вы, которые не только не зарабатывают, но и вкладывают свои деньги и соответственно относятся к самой организации и ее развитию?

 

— В мировой практике есть такие примеры, и в нашей стране это тоже постепенно приходит. Когда человек заработал достаточно денег, он знает, что это не главное в жизни, и готов работать на благо своей страны и народа.

 

При создании организации важно понимать не только цели и задачи, но и соответствующее обеспечение их реализации. Хотя, ещё раз повторюсь, в общественной деятельности и политике деньги не главное. Куда важнее идейная и профессиональная команда. И деятельность должна быть не ради кипучего процесса, а на результат.

 

Кстати, международный опыт говорит и о том, что общественные организации по своей роли и влиянию могут быть мощнее и универсальнее многих политических структур. Пример «ОФИЦЕРОВ РОССИИ» показывает, что это применимо и для России.

 

— Наверное, легко так говорить, не имея проблем с финансированием?

 

— Мы даже сейчас находимся на стадии активного развития, и, соответственно, дефицит денежных средств тоже ощущаем. Поэтому постоянно оптимизируем расходы и повышаем эффективность использования имеющихся у нас ресурсов. Ещё раз хочу выразить благодарность за решение вопросов обеспечения деятельности «ОФИЦЕРОВ РОССИИ» членам Благотворительного совета и ряду членов организации.

 

— А почему они помогают? В чем их мотивация?

 

— Мы все давно уже стали единой сплоченной командой. У организации «ОФИЦЕРЫ РОССИИ» есть девиз: «Вместе мы — сила!» Все мы — офицеры, бизнесмены и простые граждане, сотрудники центрального аппарата и региональных отделений, наши добровольцы и активисты — делаем одно общее дело! И это не просто увлечение, это цель жизни.